Аномалия пяти уголов: Наваринская плюс Курьерская

19:46
улица

Пять углов. Очень любопытное место в Николаеве. При наличии четкой планировки с ровными прямыми улицами практически по всему городу – Наваринская делает некий виток, и в традиционную планировку вдруг «вклинивается» прямоугольный треугольник (см. план 1890 года).
— Эта часть — уже новый район, который стал заселяться позже, в 20-30-х годах XIX века. Очевидно, неровная была местность – пришлось к ней приспосабливаться. Так появилась улица Курьерская. Название говорит само за себя — там получали участки курьеры, служившие при штабе главного командира Черноморского флота. Должность была небольшая – курьеры разносили документы и необходимые бумаги в различные учреждения города. Однако получить участок земли для строительства дома имели право. Понятное дело, земля им выделялась «бросовая», на окраине. В 20-х годах XIX века центральная, «цивилизованная», часть города заканчивалась в районе Католической (улица адм. Макарова), а дальше шли песчаные поля, дороги в Лески и Спасск, — рассказывает Игорь Гаврилов, с которым мы продолжаем бродить по улицам нашего города. При этом старший научный сотрудник краеведческого музея «вооружен» картами, списками домовладельцев, копиями архивных документов. С ними он сверяет свой рассказ, ибо во время экскурсии упоминает чуть ли не сотню фамилий… Конечно, все удержать в памяти невозможно.

ЗАВОД МАТВЕЕВЫХ
По правую сторону Наваринской сегодня стоят девятиэтажки – так называемые «милицейские дома», они были построены в 1980-х годах для сотрудников милиции. Стоят на территории бывшего завода Матвеевых (старый адрес: Наваринская, 15/1-4). Участок сей – довольно-таки внушительный по размерам – в свое время получил штабной курьер Василий Яковлевич Матвеев, застроил его несколькими домиками. И основалось родовое гнездо, которое наследовал сын Михаил.улица
Отставной поручик Михаил Васильевич Матвеев оказался человеком мастеровитым, предприимчивым и вместе со своим другом капитаном Авдеевым открыл мастерскую по изготовлению и ремонту металлоизделий. Дела пошли неплохо, в 1869 году здесь уже активно работала «Фабрика литейная, кузнечная и слесарная инженер-механиков Авдеева и Матвеева». Изготовляли очень востребованные в сельском хозяйстве «агрономические орудия»: молотилки, веялки, плуги, бороны и прочее.
Горожанам также оказывали целый ряд услуг: опытным «матвеевским» мастерам заказывали запоры для домов, водоподъемные насосы и брандспойты, ограды и монументы из чугуна и меди, мебель чугунную для цветников и садов, железные кровати, медную кухонную посуду, самовары. Народные умельцы ремонтировали экипажи и подковывали лошадей.улица
К слову, завод был известен в Российской империи: в 1893 году он получил большую серебряную медаль Императорского русского технического общества.
После смерти Михаила Васильевича делами неплохо управляла его вдова Матильда Георгиевна. На громадной территории Матвеевых стояли не только заводские цеха, кузница, казарменного типа постройки – складские помещения, но и жилые дома членов семейства. Здесь жили сыновья Михаила Матвеева – Анатолий и Хрисанф (городской голова, был расстрелян большевиками в 1919 году), а также две замужние дочери c семьями – Людмила (по мужу – Нужнова) и Юлия (по мужу – Пономарева). Все они были совладельцами завода.

улица
Завод «Незаможник», бывшая фабрика Матвеевых

В 1912 году свое успешное предприятие Матвеевы продали Николаю Николаевичу Дудникову за приличную сумму – 75 тысяч рублей. После революции завод национализировали – у большевиков он получил «звучное» название «Незаможник». Кстати говоря, какое-то производство тут еще теплилось до 60-х годов XX века.
Сразу за участком Матвеевых располагался дом вознесенского купца Василия Павловича Оберемченко (теперь номер 23). Это был известный богатый купеческий род, владевший мельницей и большим количеством другого солидного недвижимого имущества.

ЗНАКОВЫЕ ЛИЧНОСТИ
А вот этот одноэтажный дом с полуподвалом по адресу: Наваринская, 25 – вообще замечательный дом. Ибо жили в нем «знаковые» николаевцы, оставившие значительный след в нашей истории.
Во-первых, Людвиг Антонович Опацкий (1786-1854) – первый городской архитектор Николаева. Должна бы на этом доме давно висеть памятная табличка, рассказывающая современникам о том, что знаменитый горожанин разработал проекты и построил в нашем городе Спасское адмиралтейство с двумя эллингами, эллинг для строительства 120-пушечных кораблей, переправу через Бугский лиман с пристанями и службами в Спасске, комплекс жандармских конюшен со службами, морской госпиталь и канатный завод в Адмиралтействе, выполнил проекты большого количества частных домов и проч.
После его смерти, в конце 60-х, дом поступил в продажу за долги – уж что там случилось в семействе, кто теперь ведает. Однако выкупила дом (всего за 800 рублей) дочь Опацкого Эмилия – к тому времени уже вдова капитана 1-го ранга Сенявина. Но, видимо, содержать родовое имение средств у нее не было – в 1873 году недвижимость пришлось продать купцу Лейбе Рафаловичу.
А следующим владельцем этого дома стал еще один замечательный николаевец – надворный советник Григорий Николаевич Ге. Должно быть, Рафалович сделал тут неплохой ремонт и пристройки, ибо дом обошелся Григорию Николаевичу уже в 4 тысячи рублей.
Господин Ге – человек многочисленных достоинств: дворянин, бывший офицер, писатель и драматург, публицист, общественный деятель, гласный Николаевской городской думы, старший брат художника Николая Николаевича Ге.

улицы
Дом Людвига Опацкого и Григория Ге

Особое почтение николаевцев наш горожанин снискал благодаря своему уникальному литературному произведению: в 1890 году к юбилею Николаева увидела свет его книга «Исторический очерк столетнего существования города Николаева при устье Ингула (1790–1890)» – первая книга, посвященная истории нашего города.
В 1890 году (владелец то ли разорился, то ли наделал долгов) дом был продан с публичных торгов и потом «пошел менять» хозяев. Множественные флигели во дворе, которые сдавались в аренду, за годы своего жития повидали всякое. К примеру, в 70-х годах XIX века в одном из них располагалась тюрьма (ибо специального помещения для содержания заключенных в городе не было). Какое-то время работала здесь механическая мастерская. А в годы своего владения домом Григорий Николаевич Ге построил во дворе баню, и посетить ее за умеренную плату могли городские жители.улица
Наваринская, 27. В доме проживал надворный советник Николай Дмитриевич Костюрин, столоначальник канцелярии Николаевского военного губернатора. Умер он рано, в 39 лет, от чахотки, и владелицей дома осталась его жена Мария Васильевна, урожденная Юрьева. Мария Васильевна была дочерью курьера Василия Лаврентьевича Юрьева, который изначально и получил этот участок. Так что находящаяся рядом улица Курьерская вполне оправдывает свое название.

РАЗНОГОЛОСИЦА ИМЕН И ПОКОЛЕНИЙ
Однако возвращаемся снова на «пять углов» и держим путь по левой стороне Наваринской. Целый ряд непрезентабельных одноэтажных домиков были построены людьми как состоятельными, так и не очень.
Наваринская, 22 (угол Католической, то есть – Адмирала Макарова) – владения майора Семена Васильевича Васильева, потом его детей, далее – купца Ивана Адамовича Шило, затем – Давида Гомберга.
Наваринская, 24. Участок купца Израиля Каневского и его наследников. Наваринская, 26 – дом мещанина Арона Хаимовича Шульмейстера и его сына Исаака.
Наваринская, 28-30 – участок принадлежал жене сотрудника канцелярии штаба ЧФ Александре Агафоновой, затем – Василию Семеновичу Панасюку и жене купца Меланье Майхровской, которая продала свою часть херсонскому мещанину Исааку Шефтеловичу.
Наваринская, 32 – участком владели дочери чиновника Никифорова, затем – жена купца Меланья Майхровская (видимо, еще решила прикупить недвижимость поблизости), далее – мещанин Иван Попов… и снова – Исаак Шефтелович. Таким образом, тенденции формирования еврейских кварталов на Наваринской в конце XIX века продолжались.
Этот ряд малоизвестных фамилий мы приводим не случайно. Очень хочется, чтобы читатель услышал эту разноголосицу имен и поколений, представил себе череду домовладельцев, хотя бы слегка прикоснулся к судьбам николаевцев, живших 150-200 лет тому назад… Помните? Мы уже об этом говорили: дом интересен, когда ты знаешь, кто в нем жил.

улица
Доходный дом Людвига Моритци

Несомненным украшением Наваринской стало здание под современным номером 34. Поначалу это был участок купца Михаила Марковича Голубова и его дочери Пелагеи. В 1889 году у земли появился новый владелец – швейцарский гражданин Людвиг Кондратьевич Моритци (Moritzi)… к сожалению, во многих местных краеведческих источниках он именован неправильно – «Людвиг Моритц». Так вот – Людвиг выстроил здесь двухэтажный доходный дом с красивой аркой-входом, причудливыми карнизами и аттиками, полуколоннами и фигурными наличниками. С 1904 года им владела вдова дьякона Александра Федоровна Ващенко.

ЗАДНЕЕ КРЫЛЬЦО ПАРАДНОЙ УЛИЦЫ
Дело в том, что две рядом стоящие улицы были связаны: Наваринская являлась «парадной», а левая сторона Курьерской, которая долгое время не имела ни названия, ни адресов, – это были задние дворы, черные входы участков, обращенных фасадами на Наваринскую. Вправо от этих усадеб простиралось сплошное холмистое песчаное поле.
Потихоньку осваивать «песчаные поля» начали в 1828 году после строительства обсерватории на Спасском холме. Со временем появился квартал, протянувшийся от обсерватории в сторону «пяти углов». Дома стояли в «один ряд», зато прилегающие к ним земельные участки были большие, глубокие… неосвоенной земли на окраинах имелось много.
Первый открытый лист под застройку на будущей улице Курьерской был выдан в 1834 году. А само название «Курьерская» (теперь – улица Рюмина) впервые встречается в документах только в 1839-м. Известно, что поначалу землями (правая сторона) владел титулярный советник Клементий Стронский. Очень солидный по тем временам оказался владелец: хоть и имел чин небольшой (служил в сиротском суде), однако отхватил громадный кусок земли в 130 саженей и хорошо вложился в недвижимость. Жизнь свою он покончил самоубийством (почему – информации о том нет), ну а наследники затем всё это добро распродавали.
Со временем часть участка перешла в руки Ивана Акимовича Баптизманского (отставной лейтенант, купец, гласный городской думы), а затем – к купцу Иосифу Каневскому. До наших дней сохранилось (хотя частично перестроено) большое, казарменного типа здание, расположенное углом и протянувшееся по обеим улицам – Курьерской и Католической. На внутренней части участка стояло еще множество всяких построек. Владелец активно застраивал землю и, видимо, сдавал помещения под торговые точки и склады.
Соседствовал с землей Иосифа Каневского по улице Курьерской еще один громадный участок «из наследия Стронского» – его купил с торгов столоначальник канцелярии заведующего морской частью в Николаеве, коллежский асессор Порфирий Петрович Яковенко. Это был здоровенный кусок пустопорожней земли: небольшую территорию владелец застроил, а остальная – на долгие годы стала «спортивной площадкой», первым в Николаеве «стадионом», который примыкал к задворкам обсерватории. Песчаное поле именовалось «полем Яковенко». Там даже после революции проходили футбольные матчи. Наследниками участка были вдова Анна Николаевна Яковенко и сыновья – Николай и Константин.
На улице Курьерской (современный номер 3) сохранился большой дом с различными строениями (район современной детской больницы) – это, условно говоря, «женский участок». Им последовательно владели: вдова полковника Мария Аронова, дворянская жена Анна Рогалева, жена полковника Ольга Пеганова, вдова коллежского асессора Александра Лубенцова. Вряд ли кто-то из них жил на этой окраине – видимо, сдавали внаем.

ДОМ ПОД ЧУЖИМ ИМЕНЕМ
По левую сторону улицы Курьерской вплоть до Курьерского переулка тянулись «задворки» завода Матвеевых. А вот открытый лист на следующий участок (от Курьерского переулка до современного проспекта) в 1839 году получил всё тот же Клементий Стронский. На протяжении 50 лет эта большая территория переходила из рук в руки, «дробилась» на более мелкие участки, застраивалась непрезентабельными домиками и заселялась десятками николаевских семейств.
Особого внимания на улице Курьерской заслуживает усадьба Абрама Исааковича Уманского – замечательный особняк, выстроенный в стиле французского сельского модерна.

улица
Дом Уманского в «статусе» советского детсада. 1989 год

– Этот дом ошибочно называют домом Каннегисера. На самом деле это не так. Инженер Уманский в конце 1894 году покупает на улице Курьерской несколько участков у разных владельцев и объединяет их в один, чтобы построить завод. Его предприятие называлось «Механический и литейный завод и арматурная фабрика инженера А.И. Уманского», – рассказывает Игорь Гаврилов. – В конце XIX века в городе происходит настоящий промышленный бум: развивается судостроительный завод «Наваль», строят завод братья Донские, хорошо поднимаются в своем бизнесе Матвеевы. И вот этот самый особняк инженер построил для своей семьи. В 1907 году Уманский разорился, дом пустили с торгов – и участок со всеми постройками покупает Общество Николаевских Заводов и Верфей, которое владело судостроительным заводом «Наваль». Новые владельцы оставляют часть завода Уманского для своих производственных целей (арматурное производство), а «французский замок» становится «служебной квартирой» для директоров завода «Наваль»…
Однако Иоаким Самуилович Каннегисер, хоть и пребывал одно время в должности директора «Наваля», жил совсем в другом месте – в доме Николая Аркаса на Артиллерийской. Зато есть документальные подтверждения тому, что одним из жильцов особняка какое-то время был директор завода Борис Александрович Юренев. Он, ко всему еще, являлся председателем общества «Русский скаут», которое объединяло 4 отряда бой-скаутов и 2 отряда герл-скаутов. Молодые люди собирались в доме у Юренева, а напротив, на пустыре, рядом с водонапорной башней, устроили спортивную площадку, футбольное поле, оборудовали тир – и юные горожане приходили сюда на тренировки, проводили спортивные соревнования.
В советские времена в «замке» размещался детский сад. Потом его закрыли, заброшенный дом разрушался, хотя и был признан архитектурным памятником местного значения. Со временем благополучно перешел в «частные руки», которые его полностью перестроили и создали жилой комплекс «Замок «Наваль» – эдакий современный «пряничный домик» для состоятельных горожан. В объявлениях о продаже квартир николаевцам его рекламировали как дом, напоминающий «маленький средневековый замок».

ПЕРЕУЛОК…
ТОЖЕ КУРЬЕРСКИЙ
В Курьерском переулке есть несколько любопытных старых зданий. Например, одноэтажный солидный дом под современным номером 3 принадлежал дворянину Николаю Егоровичу Бацану и его наследникам.
В большом, также одноэтажном, доме №5 – казарменного типа, расположенном буквой «Г», – сегодня находится городская станция юных техников. До революции городские власти приобрели здание у купца Ивана Дудченко и разместили здесь начальное училище №27. И это означает, что подобных училищ (27-е по счету!), где николаевские ребятишки из простых семей получали начальное образование, учились читать и писать, на окраинах города было немало. И как тут не вспомнить добрым словом Эмилию Антоновну – жену Богдана Александровича фон Глазенапа, командира Николаевского военного порта и военного губернатора Николаева (служил в 1860-1869 годах)! Это она вместе с мужем в 1863 году начала воплощать в жизнь проект народных школ грамотности.
Заведующей в училище №27 была назначена Лидия Ивановна Мязговская, сестра Николаевского градоначальника, командира военного порта, вице-адмирала Александра Ивановича Мязговского, расстрелянного большевиками в 1919 году.
После революции училище переименовали в трудовую школу, и Лидия Ивановна, прекрасно исполнявшая свои обязанности, продолжала работать до конца 20-х годов XX века. Однако со временем бдительные чекисты спохватились: как это – сестра «врага революции» учит пролетарских детей? Против нее сфабриковали дело – якобы нашли на территории школьного двора захороненные человеческие останки. Поднялся скандал – и директрису уволили.
На углах улицы Курьерской и переулка Курьерского есть еще несколько любопытных строений. В 20-е годы XX века, когда завод «Наваль» активно стал восстанавливаться, возникла большая проблема с квартирами для его работников. Под них отдали часть построек, стоявших на территории бывшего завода Уманского, – поделили помещения на маленькие квартирки.
А на задворках завода Матвеевых, которые не были застроены, специально возвели дома для работников «Наваля».
– Это уникальные проекты, – поясняет Игорь Гаврилов. – Такой небольшой городок: несколько длинных двухэтажных домов, стоящих буквой «П» и создающих закрытые дворики… Здесь собирались даже открыть магазин и построить детский сад, чтобы был «самодостаточный уголок» для удобства заводчан. Кстати говоря, дома подобных проектов есть еще в двух местах Николаева: на углу улиц Рюмина и Сенной, а также на Спасском спуске – напротив сквера Т.Г. Шевченко.

АРХИТЕКТУРНЫЙ ШЕДЕВР
РУССКОГО АВАНГАРДА
Городской достопримечательности под названием «Башня Шухова» следует посвятить отдельную главу нашего рассказа. Сооружение сие – уникальное! – появилось на песчаном пустыре по улице Курьерской в 1907 году. Отдав предпочтение именно «шуховскому» проекту, а не какому-либо другому из представленных, городская дума выказала «продвинутость» в вопросах технического прогресса.улица
Итак, в конце XIX века русский инженер, архитектор, изобретатель Владимир Григорьевич Шухов (1853-1939 гг.) изобрел способ устройства сетчатых гиперболоидных башен. Благодаря оригинальной сетчатой конструкции, они подвергались минимальной ветровой нагрузке, а это – главная опасность для высоких сооружений. Ажурный стальной гиперболоид сочетал в себе прочность, легкость и дешевизну – на единицу высоты такой башни расходовалось металла в три раза меньше, чем, к примеру, на единицу высоты ее Эйфелевой «сестры».
Металлические конструкции для нашей водонапорной башни привезли из Москвы, прямо с завода инженера Александра Бари, где работал В.Г. Шухов. Оттуда же прибыли клепальщики, собиравшие само сооружение.
Высота башни в Николаеве составила более 25 метров, с баком – 32 метра. Резервуар вмещал 50 тысяч вёдер (615 куб. м) воды. Из природных колодцев вода с помощью насосов поднималась в резервуар, накапливалась там, а затем по разводной трубе подавалась в водопроводные сети города.
Сегодня наличием этой достопримечательности николаевцам следует очень и очень гордиться. Тому есть несколько весомых причин.
Во-первых, в XXI веке в Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (International Council on Monuments and Sites) было внесено предложение – включить в список Всемирного наследия все сохранившиеся башни, построенные по проекту Владимира Шухова. Кстати говоря, специалисты называют его творения архитектурным шедевром русского авангарда.
Во-вторых, существует Международный фонд «Шуховская башня», который занимается изучением наследия инженера Шухова. Представители этого фонда из разных стран в 2013 году приезжали в Николаев, чтобы «познакомиться» с николаевской башней-достопримечательностью.

Башня Шухова и дом Уманского.
Начало XX века

В-третьих, в Украине до настоящего времени сохранилось только 8 подобных сооружений. Водонапорные башни – в Николаеве, Черкассах, Белой Церкви, Конотопе Сумской области, на станции Помошная Кировоградской области, в пгт Песковка Киевской области. На Херсонщине, в устье Днепра, по сей день выполняют свою миссию два Станислав-Аджигольских маяка – высотой 72 и 34 метра. А вот в Полтаве архитектурный шедевр порезали и превратили в груду металла.
И в-четвертых: изобретением В.Г.Шухова пользуются современные строители в самых разных странах планеты. Например, в китайском городе Гуанчжоу в XXI столетии построена гиперболоидная сетчатая телебашня высотой 600 метров.
Однако, несмотря на эти убедительные «во-первых», «во-вторых» и так далее, николаевская башня по-прежнему находится в плачевном состоянии, требует основательного ремонта и разработки серьезной программы по ее сохранению.
Наталья Христова.
Фото из архива Игоря Гаврилова.