Андрей Хлывнюк: «В Николаеве хорошо. Здесь большая, красивая речка. Хочется убежать сюда…»

Андрей Хлывнюк, Бумбокс

Николаев — один из городов, где прошел концерт украинской группы “Бумбокс” в рамках всеукраинского тура. Группа споет в 11 городах (Николаев — третий) в поддержку нового альбома “Тайный код: Рубикон”, который увидел свет в конце прошлого года.

Перед концертом лидер группы Андрей Хлывнюк пообщался с николаевскими журналистами. Тем для разговора было достаточно, ведь работа над пластинками была полна экспериментов и сюрпризов. 

Сам альбом состоит из двух частей, по 7 композиций в каждой. Среди них — совместные работы с The Gitas и Тиной Кароль, кавер на песню группы “Крихітка Цахес”. Запись велась в студиях Украины, Франции и США. К отдельным композициям уже сняты клипы, в том числе — “двойной” на песни “Твій номер” и “Плющ”, роад-муви “Тримай мене”, видео к песне-дуэту с Тиной Кароль “Безодня”…

В процессе работы над альбомом коллектив попрощался с двумя музыкантами. Их успешно заменили новые члены группы — гитарист из Донецка Дмитрий Кувалин и бас-гитаристка, одесситка Инна Невойт. Наш земляк, барабанщик группы Александр Люлякин, остался “в строю”. Во время концерта в ОДК он не отказал себе в удовольствии: в честь родного города сыграл роскошное соло на ударных.

Долгая, лиричная беседа вышла не только о творческой “кухне”. Поговорили о государстве, о связях с Николаевом, о том, что помогает вдохновению, и что не помогает…

ПОЛИТИКА

— Я не собираюсь идти в политику. Мне хочется заниматься музыкой, продюсированием, играть концерты. 

А есть ли у нас с вами шансы не заниматься политикой? Пребывание в публичном поле уже делает вас политиком. Я даю интервью, его показывают в телепрограмме — значит, я занимаюсь политикой. Мы живем в стране, где все перемены происходят ценой огромных потерь, и невозможно быть вне политики. 

Что касается публичной поддержки каких-то партий — это означает разменивать свой авторитет и доверять дело всей своей жизни людям которых в принципе не знаешь. А нужно им либо доверять, либо основать свое движение со своими политическими идеями.

По поводу музыкантов в парламенте — я тоже в шоке. Я странно себя чувствую от того, что мои знакомые и коллеги занимают высшие должности в этой стране. Они в эти роли не очень вписываются. Я хотел бы, чтобы на их месте была научная элита, я бы очень этого хотел. Мы заложники какого-то ужасного и циничного эксперимента, в результате которого в 20 веке мы потеряли огромное количество настоящих элит. Это фатально для нашей страны, и только время это исправит. В результате, к сожалению, вместо научной элиты нами руководит кто-то другой — представители бизнеса или медиа. 

Если посадить на управленческую должность очень хорошего человека, но профессионально неподготовленного, это не сработает. Даже если он будет очень стараться, прислушиваться к специалистом, впопыхах пытаться повысить свой уровень знаний. То же самое будет, если я сам окажусь на каком-нибудь месте, где меня не должно быть… директором птицефермы, например.

КОНЦЕРТЫ В РОССИИ И В МИРЕ

— Мы потеряли огромный рынок для реализации — Россию. Мне не хватает моих друзей в этой стране, и не меньше я скучаю по российскому слушателю. Это — вне связи с политикой. 

В сегодняшних условиях, чтобы снова стали возможны концерты украинцев в России, она должна полностью переродиться. В том числе и политически — там должно победить разумное над неразумным. Им придется рано или поздно забыть об империи, ведь произошла эволюция, империи как явление остались в прошлом тысячелетии. В современном мире никого нельзя силой принудить к любви. И это неизбежно случится с Россией, если не при нашем поколении, так при следующих.

Петь на русском языке — не вижу в этом ничего плохого. Настоящая популярность к нам пришла именно тогда, когда мы запели на разных языках, в том числе и на русском. Я написал и исполнил 70-80 песен, около 10 из них — на русском языке. Есть у нас также песни на английском, и даже в переводе на испанский. Сам я по профессии вообще переводчик, романо-германская филология. Если бы не был солистом успешной украинской группы “Бумбокс”, ушел бы в переводы.

До обострения отношений мы были в России полноценными участники музыкальной жизни. Мы были хедлайнерами, мы задавали тон, мы буквально диктовали, что и как играть. В Европе и в США у нас нет такой ниши. Мы можем быть в границах того, что там называется World Music. Это музыка с конкретно этнической направленностью, которая собирает под себя соответствующую узкую аудиторию. Если вы хотите играть музыку современную, нейтральную, без условной “вышиванки” — вам будет сложно сказать что-то новое. 

Большинство стран, к тому же, имеют квоты в поддержку своего национального культурного продукта. Такие ограничения неплохо действуют в других сферах — в промышленности, в безопасности. В сфере музыки это лишние границы, которые мешают качественному зарубежному продукту встретить своего слушателя. 

Украинцам нужно больше усилий, чтобы нас приняла Европа: изучать в школе иностранные языки, выигрывать гранты на учебу… Государство Украина сейчас не занимается нашим присутствием на иностранном ТВ, в музыкальном мире. За это кто-то должен платить, об этом кто-то должен заботиться. Сейчас мы сидим, как пауки в банке. Украинские города — это слишком маленькая площадка для всей отечественной музыки, рано или поздно все это начинает пробуксовывать. Наша рок-музыка пока делает вид, что ей и дома хорошо, “нас и так поймут”, “мы выше этого”… Нет, мы не выше этого.

“Бумбокс” играет, в основном, в Украине. Европейский тур пока существует только в разговорах. Недавно разгорелся скандал в Facebook о том, что мы должны впервые играть на фестивале в Испании. Среди организаторов там были вписаны создатели крупных российских рок-фестивалей “Нашествие” и “Максидром”. Я должен отказаться от участия из-за того, что фестиваль в Испании организовал выходец из России? А если в моей команде есть этнический россиянин — мне его выгнать? Другое дело, если эти люди поддерживают Путина и агрессию против Украины — я не буду играть с ними вместе и не подам им руки. Евросоюз — не Россия, там не дадут просто так приехать и помахать флагами “ДНР-ЛНР”. Но я не вижу проблемы в том, что кто-то раньше сотрудничал с мощными российскими брендами, и теперь использует это в своей рекламе. Это пусть люди из России отказываются играть с “бандеровцами” на одной сцене, если им нужно.

О ТВОРЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ

— Если говорить о европейских музыкантах — много с кем хотелось бы сыграть вместе. Я бы перечислил в Европе десятки хороших команд, почти всю живую рок-музыку, регги-музыку, и даже большую часть поп-музыки. 

Вся проблема в том, что если хочешь делать музыку в Европе — будь там. Я мог бы уже сменить паспорт на другую страну, но мой выбор был — остаться здесь и нести этот крест. Плюсы в том, что я здесь — дома. Минусы — я там не дома. Я не могу подойти к любому понравившемуся музыканту где-то в пабе и предложить: давай сыграем вместе, мы с тобой из одной страны, и мы будем играть на весь мир! Мы, украинцы, пока не можем играть на весь мир. Мешает языковой барьер, культурный барьер, остатки “железного занавеса”, наш комплекс “младшего брата”…

Бывает интересный опыт сотрудничества с украинскими звездами. В прошлом году мы впервые спели дуэтом с Тиной Кароль. Мне понравилось, как она берет высокие ноты, и так возникла идея общей песни. Чтобы два музыканта могли работать, проводится предварительное “зондирование” со стороны менеджмента — возможна ли в принципе запись, сойдутся ли характерами две творческих личности, не начнет ли один из исполнителей диктовать собственную стилистику?.. Все прошло отлично, но если вы хотите дружеского общения с человеком, я не советую вам называть общую работу “Бездна”. В итоге, между нами — мировоззренческая бездна, мы оказались из разных миров.

О НИКОЛАЕВЕ

— О том, что николаевские студенты создали свой клип о «сером» Николаеве на композицию «Бумбокс» и Басты “Здесь даже солнца не видно”, я не знал. Вау.

Протест – это нормально. Любая молодежь протестует против каких-то правил, которые им кажутся уже архаичными. Конечно, людям хочется жить в раю. Но, к сожалению, мы пока на земле. То, что они снимают городские проблемы и открыто критикуют мэра города – это фантастика. Представьте себе, тридцать лет назад это было бы невозможно. За такое видео авторов выгнали бы из университетов, а возможно, выслали бы в Сибирь. В любом случае их жизнь бы очень сильно усложнилась. Сегодня студенты говорят об убитых улицах? Хорошо, давайте присмотримся к этому, а может, так оно и есть?.. 

Считаю ли я возможным снять в Николаеве клип? Почему бы и нет, европейцы все чаще едут в Украину снимать ролики для музыки, рекламы, короткометражного кино. Едут именно за “трешовой” стилистикой. Они ищут новые фактуры. Такие места, “где даже солнца не видно”, пользуются особым спросом. 

Мы много чего говорим о своем доме такого, чего в “гостях” из вежливости не скажем. Николаевские дороги ничуть не хуже других, с проблемами автодора вы не одиноки. Давайте просто примем тот факт, что на сегодняшний день мы — депрессивная восточноевропейская страна. 

Все знают, что наш барабанщик Александр Люлякин — родом из Николаева. Что могу про него сказать? Виртуозный музыкант, добрый и искренний человек. От него не услышишь негативных характеристик, и он не пытается притащить свои внутренние сложности на работу. Это большая редкость — когда человек максимально вкладывается в свой ежедневный труд, и при этом не страдает высокомерием. 

У меня и у самого в Николаеве есть родственники. Здесь хорошо. Здесь огромная красивая речка. Сюда хочется убежать из Киева, посидеть в тишине, посмотреть, как цветут абрикосы. Здесь у меня бывали дни очень и очень крутые.

О ТВОРЧЕСКИХ МУКАХ

— Мой универсальный рецепт: если вам не нравится какой-то человек, не царапайте ему гадости ключами на двери! Напишите об этом песню, нарисуйте картину. Вполне вероятно, что это понравится многим людям. Потом будете благодарить — спасибо, ты вдохновил меня записать целый прекрасный альбом!

Если вы ощущаете душевные муки в острой фазе, я не советую слушать альбомы Бумбокс, они сами по себе достаточно депрессивны! Слушайте нашу музыку, когда вам хорошо. 

В трудные времена лучше читать художественную литературу. Правду сказал классик, что книги дешевле, чем визиты к психологу. Я люблю перечитывать Хэмингуэя, Довлатова. В последнее время читаю своих друзей, некоторые из них имеют не только опыт боевых действий, а еще и печатают об этом книги, получают награды на международном уровне. 

Хоть я и поддерживаю лигалайз, но в то же время — я против алкоголя и наркотиков как средства от депрессии и в помощь творчеству. Не делайте этого. “Doors” оно не помогло — не поможет и вам.

Анна Рубанская

Фото — Александр Сайковский

Андрей Хлывнюк, Бумбокс Андрей Хлывнюк, Бумбокс