Александр Оглобля: «Шламохранилища Николаевского глиноземного завода соблюдают все требования и правила по безопасной эксплуатации»

10:10

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Развитие мировых технологий позволяет решать самые серьезные экологические проблемы, которые еще несколько лет назад казались неразрешимыми. Мировой рынок – единый живой организм, который автоматически самоочищается от тех, кто плывет против течения. В русле общего прогресса движется и Украина. Впрочем, тема экологии зачастую становится достаточно легким средством грязных манипуляций сознанием общества. Нечистоплотные «активисты» не гнушаются технологиями подрыва деловой репутации, формирования в сознании масс токсичных мыслеобразов вокруг бюджетоформирующих предприятий того или иного региона с банальной целью финансового шантажа. О действительном положении дел в украинской тяжелой промышленности, в частности – о вероятном вреде для экологии и здоровья людей шламохранилищ Николаевского глиноземного завода, входящего в международный алюминиевый холдинг промышленника украинского происхождения Олега Дерипаски, мы поговорили с директором Украинского научно-исследовательского и проектно-изыскательского института «УкрНИИводоканалпроект», доктором технических наук Александром Оглоблей.

В русле мировых стандартов

— Александр Иванович, можете ли назвать крупнейшие украинские предприятия, располагающие хранилищами красного шлама, вокруг которых в информационном пространстве периодически поднимается много непонятного шума?

— В Украине действующие шламохранилища для складирования красного шлама располагаются только на площадке ООО «Николаевский глиноземный завод».

— Мировые практики обращения с такими отходами достаточно противоречивы. Какие из них Вы назвали бы наилучшими?

— В мире много занимаются анализом и поиском эффективных решений вопроса безопасного для экологии обращения с красными шламами. Одним из таких решений является повторная переработка. Исследования технологии переработки, или рециклинга красных шламов, ведутся по всему миру и в настоящее время существуют сотни способов утилизации. В последние годы число публикаций по этой теме значительно возросло. Но несмотря на многочисленные исследования, до сих пор лишь незначительная часть красных шламов подвергается переработке. Это обусловлено низкой рентабельностью большинства технологий, высокими капитальными затратами на освоение новых и сложностью реализации получаемой продукции. Вместе с тем многокомпонентный состав этих отходов позволяет использовать их в различных отраслях промышленности. Если говорить о нашем опыте, НГЗ совместно с научными организациями Украины постоянно ведет работу по исследованию возможности применения красных шламов в различных областях, например — черной металлургии, цементной промышленности и сельском хозяйстве.

— Украинские нормативные национальные стандарты обращения с красными шламами можно отнести к разряду передовых мировых практик?

— Существующие в Украине нормативные акты в области гидротехники позволяют проектировать хвостохранилища и шламохранилища с использованием лучших мировых практик. Подтверждением моих слов являются положительные заключения двух иностранных аудиторских компаний – SRK Consulting (Австралия) и Knight Piesold Limited (Великобритания) по запроектированным институтом хвостохранилищам «АрселорМиттал Кривой Рог» и ЧАО «СевГОК».

Экологическая безопасность – в основе всех проектов

— Уделяет ли руководство НГЗ достаточно внимания экологической безопасности. Как бы Вы оценили уровень развития экотехнологий на предприятии?

— На этапе проектирования любого промышленного объекта, одним из важнейших аспектов, после устойчивости сооружения, является его экологическая безопасность. В качестве отдельного раздела проекта обязательно разрабатывается «Оценка влияния на окружающую среду». Затем проект проходит государственную экспертизу и перед вводом в эксплуатацию объекта — обязательное обследование экологической комиссией. Все производственные объекты Николаевского глиноземного завода ежегодно проходят сертификацию на соответствие требованиям экологической безопасности.

В 2012 году наш институт выполнил проект «Эксплуатация шламохранилища № 2 ООО «НГЗ» от отметки 43,5 до отметки 82,5», в котором особое внимание было уделено разделу природоохранных мероприятий. В том числе — мер по пылеподавлению. Кроме того, в состав проекта включены и другие важные разделы: «Оценка воздействия на окружающую среду» и «Проект санитарно-защитной зоны шламохранилища № 2 ООО «НГЗ»». Общей задачей документа являлась деталировка технологических процессов складирования и хранения красного шлама с целью исключения его как возможного источника загрязнения окружающей среды. Данный проект в полном объёме прошел государственную экспертизу и получил положительное заключение по всем разделам.

Более того, хочу отметить, что НГЗ — одно из немногих предприятий, на котором работает стационарная автоматизированная система пылеподавления, запроектированная институтом по лучшим европейским технологиям. Эта система включается в работу автоматически в зависимости от изменения скорости ветра.

Все без исключения производственные объекты, которые мы проектируем (а это практически большая часть хвостохранилищ горно-обогатительных комбинатов Украины, в том числе и шламохранилища НГЗ), соблюдают все требования и правила по безопасной эксплуатации, минимизируя влияние на окружающую среду. Для каждого из них институтом, совместно с комбинатами, разрабатываются комплексные мероприятия по повышению экологической безопасности.

— Вместе с тем, отходы, в том числе шлам — очень болезненная экологическая тематика. Скажите как специалист: несет ли шлам какие-то риски для окружающей среды в случае надлежащего обращения с ним?

— Красный шлам сам по себе не является ядовитым и не представляет опасности для здоровья людей и экологии при соблюдении технологии его размещения и хранения. Однако в производстве глинозема применяется щелочной раствор, который может быть опасен для окружающей среды и вот его необходимо нейтрализовать.

Все гораздо радужней

— НГЗ часто подвергается эко-троллингу со стороны так называемых «активистов». Насколько обоснованы опасения общественности по поводу опасности шламохранилищ?

— В 2020 году ГИ «УкрНИИводоканалпроект» выполнена научно-исследовательскую работа «Математическое моделирование гидродинамичных и гидрохимических процессов в границах территории шламохранилища № 2». Результаты показывают, что пропускная способность дренажных сооружений шламохранилища, а также наличие противофильтрационного экрана под его днищем исключают возможность влияния шлама и техногенных вод на расположенные ниже водоносные горизонты. Токсичного влияния шламохранилища № 2 на физические, химические и санитарно-гигиенические характеристики подземных вод, которые местное население использует в своих нуждах, на моделируемой территории не наблюдается.

— Проще говоря, проблема опасности отходов красного шлама для здоровья людей и окружающей среды преувеличена?

— Скажу так: шлам пылит, как, например, песок или другие строительные материалы. Но для решения этой проблемы мы применяем методы, исключающие данный процесс, о чем было сказано выше. Пыление шлама опасно ровно настолько, насколько опасно, к примеру, пыление дорог, полей, выбросы от работы производственных предприятий, но не более того.

— НГЗ применяет метод «сухого складирования» шлама. В чем его суть?

— Для сушки шламов предложено несколько способов – от сушки на воздухе до специальных установок. Институт совместно с НГЗ выполняет работу по определению оптимальных параметров красного шлама для сухого складирования. Акцент делаем на то, чтобы шлам не растекался при каких-либо возможных разрушениях ограждающих сооружений, то есть был полностью безопасным при его складировании.

— В прессе появилась информация о том, что НГЗ планирует построить третье хранилище для отходов от переработки боксита и производства глинозема — красного шлама. Это Ваш институт проектировал объект и насколько он будет безопасен для экологии?

— В информационном пространстве несколько некорректно подается информация. Несомненно, в будущем потребуется строительство нового шламполя, но сейчас речь идет исключительно о строительстве прудка-накопителя, который позволит вывести из эксплуатации карту А шламохранилища №1. На данное время она выполняет функцию одной из систем оборотного водоснабжения завода, используется для охлаждения оборотной воды процесса декомпозиции и оборотной воды от различного технологического оборудования (вакуум-насосов белой фильтрации, аспирационных установок, компрессоров и прочего). После введения в эксплуатацию нового прудка-накопителя карта А будет передана под работы технической рекультивации. Корректировку проекта на строительство нового прудка-накопителя действительно выполняет ГИ «УкрНИИводоканалпроект». Данная работа входит в состав большого инвестиционного мероприятия: «Модернизация ШП № 1 (техническое переоснащение существующего узла обезвоживания и нейтрализации красного шлама) с созданием дополнительных площадей складирования — карты С». (ШП№1 –это существующее шламовое поле №1). Все принятые институтом технические решения соответствуют действующим нормативным актам Украины, в том числе и в области защиты окружающей среды.

Шлам – как уникальный стройматериал

— Одно из предложений Вашего НИИ — сделать красный шлам сырьем для строительных материалов?

— Шлам является действительно очень хорошим строительным материалом по его физико-механическим характеристикам. Шлам с определенной влажностью является полностью безопасным и при правильной технологии его складирования выдерживает значительные статические и динамические нагрузки и воздействия. Обезвоживание шлама исключает фактор его текучести и воздействия на окружающую среду при нарушении целостности ограждающих сооружений шламохранилища. Как показывают результаты научно-исследовательских работ нашего института, шлам, как строительный материал с определёнными параметрами, имеет также хорошие показатели по сцеплению грунта. На Николаевском глиноземном заводе шлам используется только для строительства ограждающих дамб, которые являются упорной призмой шламохранилищ. И для их строительства шлам может быть даже лучше таких материалов, как скальные породы. Для других целей шлам, как строительный материал, институтом не рассматривался.

— Как Вы полагаете, могла бы переработка красного шлама стать примером государственно-частного партнерства, решающего одновременно экологические и экономические задачи. Был бы такой проект интересен коммерческому инвестору?

— Красный шлам представляет собой сложные техногенные материалы, содержащие ряд ценных компонентов, в том числе железо, алюминий, титан, редкоземельные металлы. Максимальный экологический и экономический эффект от их переработки может быть получен только при использовании высокопроизводительных комплексных технологий, не приводящих к образованию новых отходов. Этому требованию отвечают новейшие технологии, которые позволяют наиболее полно извлекать из красных шламов железо, а также получать шлаки, которые могут быть использованы для извлечения глинозема, титана и редко-земельных материалов, получения строительных материалов, таких как цементы различных марок, минеральная вата и флюсовых материалов для металлургии. Поэтому, на мой взгляд, это были бы интересные для инвесторов проекты при условии грамотного построения модели государственно-частного партнерства. Использование новейших технологий для переработки шламов внесло бы огромный вклад и в защиту окружающей среды, и в появление в Украине современных, прочных и достаточно недорогих стройматериалов.