№ 36№ 37 (4241) 14 Мая 2019г.№ 38 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете


КРИМИНАЛЬНЫЙ ПОДВАЛ


14 Мая 2019г.

Прочитали: [126]

Война за колючей проволокой

Вечерний Николаев
Жизнь убедительно свидетельствует, что без знания истории нельзя понять события и процессы, которые происходят и поныне. Эта прописная  истина приемлема к любому роду человеческой деятельности.
Ее я понял еще во время обучения в Рязанской высшей школе МВД СССР. Затем более десяти лет прослужил в колонии усиленного режима: сначала инструктором ПВР, а позже заместителем начальника этого учреждения по воспитательной работе. Затем более шести лет проработал в управлении уголовного розыска УМВД области. И ныне, будучи на пенсии, освещаю в СМИ работу правоохранительных органов области по борьбе с преступностью. И все эти годы меня интересовал вопрос: почему даже самое развитое общество не может победить преступность? Ради получения ответа я изучал документы об истории возникновения и этапах развития преступного мира в нашей стране. В ходе изучения таких материалов меня особо заинтересовала ранее закрытая для простых обывателей тема, которая известна историкам, как печально известная «сучья война». Думаю, что нашим читателям будет интересно узнать подоплеку, а также подробности об этой кровавой и весьма изнурительной «войне» преступных группировок за сферы влияния и прежде всего – за господство в криминальном мире.
КТО КОГО?
«Сучья война» началась в сталинских лагерях системы ГУЛАГ вскоре после окончания Второй мировой войны. Но ее фундамент был заложен именно событиями, происходившими на ней. И этому предшествовало трагическое начало. Из многих кинофильмов о том периоде мы знаем, что тогда в приграничных боях регулярные войска Красной Армии понесли огромные потери в живой силе и технике. Резервы кадровых войск, которые были расквартированы в глубине советской территории, не успевали вовремя прибывать в места ожесточенных боев. А те, которые прибывали на фронт – перемалывались значительно превосходящими силами врага. И в результате сотни тысяч бойцов и командиров были убиты, тяжело ранены или попали в плен. Снимать кадровые части, особенно те, которые стояли на границе с Турцией, Ираном и особенно на Дальнем Востоке в Манчжурии, Ставка Верховного Главнокомандующего не рискнула, опасаясь, что вскоре эти союзники Гитлера смогут воспользоваться подходящим моментом дабы нанести удар в спину. В связи с этим для СССР тогда сложилась критическая ситуация, когда под угрозу было поставлено даже само его существование. И перед Ставкой встал наболевший вопрос: где взять людей, которых после быстрой подготовки можно было поставить под ружье и ими закрыть брешь в разваливающейся на части обороне?
А в это время в многочисленных сталинских лагерях, разбросанных на просторах Сибири и Дальнего Востока, отбывали различные сроки миллионы мужчин призывного возраста. И сидели там как обычные уголовники: убийцы, разбойники, налетчики, воры различных мастей и оттенков, фальшивомонетчики и прочие, так и «политические»: лица, приговоренные к длительным срокам за мнимое участие в контрреволюционных организациях – «троцкисты», «бухаринцы», «зиновьевцы», а также «агенты империалистических разведок». Во многих случаях эта категория лиц попала туда незаслуженно, по надуманным предлогам и выбитым из них показаниям. Было среди них много офицеров, генералов и даже маршалов, которых обвиняли в подготовке покушений на Сталина, членов Политбюро ВКП(б) и даже организации «государственного переворота». В те жестокие времена «вертухаи» (конвоиры) презрительно называли их «лагерной пылью». А все потому, что цена жизни тогдашнего з/к была копейка.
Уже не столь важно, кому пришла в голову мысль привлечь хотя бы часть этих зэков для защиты Родины от фашистской угрозы. Главное, что вскоре эта спасительная идея была одобрена на самом высоком уровне. После чего в отдаленные лагеря прибыли специальные комиссии из числа кадровых офицеров Красной Армии и НКВД, которые стали агитировать зэков добровольно идти на фронт и там кровью искупить свою вину перед Родиной. И сотни тысяч уголовников, следуя принципу: или грудь в крестах, или голова в кустах, вскоре ушли на фронт. Не секрет, что ими, в большинстве случаев, руководило не одно лишь чувство патриотизма. Ведь после многолетнего прозябания на жидкой зоновской пайке, каша с тушенкой да под фронтовые «наркомовские» сто граммов водки или спирта казались им манной небесной. А смерти они не боялись. Ведь умереть, причем в любой момент, запросто можно было и в зоне: в драке или разборке между преступными группами.
И вскоре маршевые роты из числа зеленых новобранцев и запасников, разбавленные уголовниками, отправились на фронт, в самое пекло оборонительных боев. Причем в тогдашней спешке зэков часто не успевали переодеть в солдатскую форму, а многим из них – даже выдать оружие. Заявляя: его вы добудете в бою у противника или возьмете у своих убитых однополчан. И как ни странно, даже самые отпетые уголовники, поддавшись чувству патриотизма, идя в атаку, вместе с другими орали: «За Родину! За Сталина!». Однако дальше воровская психология брала верх над чувством патриотизма. И после окончания боя многие из этих вояк первым делом искали, чем бы поживиться. Самым лакомым куском для них обычно становился вражеский офицерский блиндаж и пожитки, находящиеся в нем, особенно запасы продовольствия и выпивки. Начальство смотрело на эти их «шалости» сквозь пальцы. Для него главным было, что задача по взятию той или иной высоты или населенного пункта успешно выполнена. Исторически установленный факт: даже войска армии под командованием одного из «маршалов Победы» Константина Рокоссовского были укомплектованы тысячами бывших зэков. Эту армию часто бросали на самые тяжелые участки фронта, потому среди других армий советско-германского фронта она фигурировала как «армия прорыва». За годы этой войны прирожденная склонность к риску, нахальство и решительность уголовников вскоре помогли им стать настоящими солдатами. Многие из них были лихими разведчиками и диверсантами. А некоторые, благодаря своим волевым и профессиональным качествам, даже смогли дослужиться до офицерского звания. Причем многие из них принимали участие не только в войне с Германией, но с милитаристской Японией. И грудь большинства из них украсили не только медали, но и ордена. И все потому, что уголовникам в этом деле способствовал «фарт». В связи с этим они наивно уверовали, что он будет сопровождать их всю оставшуюся жизнь...
ИХ НИКТО НЕ ЖДАЛ
Однако война закончилась, и вскоре герои-уркаганы вернулись к мирной жизни. Но, к их великому изумлению, в ней они оказались никому не нужны. Ведь под демобилизацию бывшие уголовники попали в первую очередь. А вот судимости (и пятно на биографии) у большинства из них остались, в связи с чем на работу их нигде не брали. Но жить как-то нужно. Но работать за все предыдущие годы они разучились. Зато время, проведенное на фронте, укрепило в них бесчеловечность. К убийству они стали относиться спокойно и даже проще, чем до войны. Потому вскоре страну захлестнула волна тяжких преступлений, значительную часть которых совершали уголовники, совсем недавно вернувшиеся с фронта. Это были не только преступления, совершенные одиночками, недовольными жизнью. Анализ показал, что большинство групповых и зверских убийств, дерзких разбойных нападений и грабежей, громких краж и изнасилований они совершали в составе преступных групп. Опасность состояла в том, что многие из уркаганов вместе с различными трофеями привезли с фронта и много огнестрельного оружия. Да и в местах бывших кровопролитных боев достать его тогда было гораздо проще. И вскоре полились кровь и слезы ни в чем не повинных людей. В том числе и тех, кто сам прошел фронт или перенес тяготы и лишения фашистской оккупации.
Такой разгул уголовной преступности в стране, победившей фашизм, не на шутку встревожил высшее руководство страны. Чтобы быстрее сбить волну преступности, власти пошли на радикальные меры со свойственной большевикам пролетарской ненавистью. И в 1947 году вышли Указы Президиума Верховного Совета СССР: «Об охране социалистической собственности» и «Об охране личного имущества граждан». По этим Указам срок за кражи возрос до двадцати лет лишения свободы, и отбывать его нужно было не рядом с домом, а на Колыме или в Воркуте. И вскоре туда стали прибывать целые эшелоны зэков, которые были осуждены по этим Указам.
Как свидетельствует история, Указы 1947 года загнали настоящих воров в угол. Ведь настоящий вор – это «элита» преступного мира. И, согласно воровским понятиям, он должен только воровать, обманывать «лохов», играть в карты, пить и гулять. А вот работать для вора «западло». И хотя тюрьма для него и не родной дом, как для воров в законе, но именно то место, где он должен проводить значительную часть своей непутевой жизни. Помните знаменитую фразу из кинофильма «Джентльмены удачи»: «Что для настоящего вора главное – украл, выпил, в тюрьму. Романтика…»? Поэтому истинный вор, отбывая срок в лагере, будет лучше сидеть в «трюме» (штрафном изоляторе) или «буре» (барак усиленного режима, по нынешнему ПКТ – помещение камерного типа), чем работать на «хозяина». Но такое возможно было лишь при наличии у вора небольшого срока. Потому тот запросто мог большую его часть отсидеть в ШИЗО или ПКТ. И при этом еще и заработать себе на зоне определенный, хоть и «дутый», авторитет.
Но одно дело – посидеть в ШИЗО и ПКТ несколько месяцев, другое – гнить там без нормального питания и свежего воздуха годы. А ведь жизнь настоящего вора коротка, и они долго не живут. Ибо статистика неумолима: смертность у воров значительно выше средней смертности по стране. Оттого Указы 1947 года поставили перед лидерами «преступного мира» проблему: как им выжить в условиях такого жесткого «пресса» со стороны государства. И они стали искать приемлемое решение, не нарушая постулатов «воровской морали». А она гласит следующее: вор, отбывая срок в колонии, ни при каких обстоятельствах не должен занимать должности, выполнение которых доверяется осужденным. Т.е. не быть ни завхозом, ни «шнырем» (уборщиком), ни даже нарядчиком. Также не приветствуется любое другое сотрудничество вора с администрацией колонии. Ибо после этого, по воровским законам, «отступник» сразу же объявляется «сукой». И такой «ссучившийся» вор уже – вне закона. После чего любой «шерстяной» (блатной) сочтет для себя за честь посадить «ссучившегося» зэка на «перо».
А теперь вернемся к нашим уркаганам, прошедшим горнило войны. Многие из них, будучи осужденные по Указам 1947 года, эшелонами и на пароходах стали прибывать в северные лагеря. Среди них было много известных воров, которые ранее имели «авторитет» в преступном мире. В связи с этим они и рассчитывали на прием в лагере, соответствующий их «статусу». Но так как они принимали участие в боевых действиях на фронтах ВОВ, ортодоксальные зэки, которые всю войну просидели в тюрьмах и сталинских лагерях на казенной «пайке», презрительно окрестили этих отступников «вояками». Их главари захотели встретиться со своими «корефанами» и по старой памяти глотнуть с ними «чифирку», за кружкой которого сообща обсудить вопросы, которые жизнь поставила за эти годы перед уголовным миром.
Однако, к их великому сожалению, надеждам «вояк» не суждено было сбыться. «Идеологи и философы» преступного мира не приняли их в свои ряды, объяснив: «Ты пошел на фронт и взял из рук властей оружие? Значит, ты – самая настоящая «сука». И должен быть наказан по «закону». Ибо ты трус, которому не хватило смелости отказаться от того, чтобы идти в маршевую роту. А ты должен был взять на себя новый срок и или даже умереть. Но ни в коем случае не воевать».
Напрасно «вояки» вспоминали свои прошлые воровские заслуги и требовали допустить их, как равноправных, к участию в решениях, принимаемых «третейскими судами». К слову, участие в работе таких воровских «арбитражей» в преступном мире считается признаком непререкаемого авторитета любого уголовника. И к «судам» допускаются самые авторитетные воры. Но старые урки, пересидевшие войну в тюремной камере, были непреклонны.
БЕССЛАВНЫЕ
МОМЕНТЫ
Тогда главари «вояк» пошли в контратаку. И после долгих совещаний, в 1948 году, озвучили свой новый «воровской закон». По нему блатным теперь разрешалось занимать в лагере должности завхоза, бригадира, десятника, нарядчика. Более того, для принудительного вовлечения истинных уркаганов в новую «веру» возник целый ритуал. Ибо всем известно, что воровской мир издавна любит различные «понты» и красивые жесты. Потому ритуал предусматривал следующую процедуру: в установленный день и час, с молчаливого согласия администрации лагеря, заключенные выстраивались на плацу. По команде одного из предводителей группировки «вояк» его «пехотинцы» выводили из строя «законного» вора, ставили на колени и подносили к губам лезвие ножа. Затем приказывали ему: «Целуй нож!». И если этот вор соглашался и прикладывал к своим губам лезвие, то считался принятым в новую «веру». С этого времени он терял всякие права в воровском мире и для всех навеки становился презренной «сукой».
Тех же, кто отказывался целовать нож, в одну из темных ночей зверски убивали прямо в бараке, и не просто с помощью ножа или заточки. Перед смертью над ними еще и зверски издевались: топтали ногами, избивали, а также всячески уродовали, требуя отступиться от своих воровских принципов. Затем на трупах «расписывались» ножами их же кореша, которые, спасая свою жизнь, ранее уже поцеловали нож.
Конечно же, «ортодоксальные» воры не сидели сложа руки. Вскоре ими была объявлена поголовная «мобилизация» всего блатного мира. А в мастерских лагерей от Воркуты до Колымы стали круглосуточно изготавливать ножи и «пики». И началась резня: воры убивали «сук», те в свою очередь – блатных. Со временем она перекинулась на огромные пространства Сибири и Дальнего Востока, оставляя за собой реки крови и горы трупов…
Поначалу руководство ГУЛАГа сквозь пальцы смотрело на «сучью» войну, в ходе которой ежедневно в лагерные морги стали доставлять сотни трупов. Мол, пусть зэки режут друг другу глотки, чем меньше их останется, тем лучше. Меньше людей нужно будет привлекать для их охраны, удастся сэкономить на их содержании. Но потери в этой беспощадной войне были обоюдные. И часто в лагерных моргах с деревянными бирками на левой ноге рядышком лежали как истинные блатари, так и презренные «суки»...
Но прозревшие главари преступного мира с обеих сторон скоро поняли, что «сучья» война лишь на пользу властям. Она поставила под угрозу существование всего преступного мира. По логике вещей, им нужно было, выражаясь нынешним языком, сесть за стол переговоров и найти компромисс. Однако ни одна из этих сторон поначалу уступать не захотела. Потому «сучья война» длилась еще год. Сколько тогда было пролито крови, до сих пор остается тайной за семью печатями. Да вряд ли кто-то тогда вел эту печальную статистику.
Но выход из этого тупика был найден: «идеологи преступного мира» разработали «третий воровской закон». Его идейной подоплекой стала лютая ненависть как к «настоящим» ворам, так и к «сукам». Собрав и объединив под своим началом достаточно урок, они приступили к физическому уничтожению и тех, и других. Приверженцев нового воровского закона в преступном мира стали презрительно называть «беспредельщиками». Но эта третья сила не имела достаточного числа сторонников в уголовном мире. Оттого «беспредельщикам» в лагерях пришлось испытать много различных унижений. Ведь тогда камеры пересылок были двух видов: для «настоящих» воров и воров-«сук». А вот «беспредельщикам» на этапе и в лагерях доводилось ютиться по углам камер и бараков, среди всяких «фраеров» (беспородных зэков), которые тоже относились к ним без особой симпатии. А все потому, что «беспедельщики» тогда находились как бы между молотом и наковальней. В связи с чем их нередко «садили на перо» и те, и другие воры.
В первый год этой войны перевес вначале был за «ссученными» ворами. Ибо их действия оказались для «ортодоксов» преступного мира неожиданными. Потому вербовка «сук» в свои ряды благодаря обряду «целования ножа» быстро набирала свои обороты. И всем казалось, что победа будет за ними, и в уголовной среде наступят разительные перемены. В связи с этим весь преступный мир страны замер в ожидании: чья же возьмет?
Но так продолжалось недолго. Главари старой воровской масти не только пришли в себя, но и перешли в контрнаступление. Они быстро разослали «малявы» во все централы и тюрьмы страны, откуда зэков должны отправлять этапами в сибирские и дальневосточные лагеря. В свою очередь, «смотрящие» над этими «заведениями» через своих «шестерок» провели среди заключенных разъяснительную работу: в случае перехода их в категорию «сук» им грозит неминуемая смерть. И это дало результат…
Со временем «правоверные» блатари, получив солидное подкрепление, быстро перешли в контрнаступление. И хотя обряд «целования ножа» продолжал иметь место, число случаев перехода в категорию «ссученных» воров уменьшилось. Тем не менее, эта кровопролитная война не прекратилась и даже разгорелась с новой силой.
Произошло изменение и в психологии лагерного начальства. Если в первые месяцы «сучьей войны» оно было всецело на стороне данной категории воров, то вскоре начальники этих лагерей сменили свое отношение к «сукам». И вот почему: каждому лагерю, согласно численности зэков, доводился свой план: по валке леса, добыче золота и выпуску различной продукции, необходимой для быстрейшего восстановления народного хозяйства страны. Но «сучьи войны» уменьшали количество работников за счет убитых и раненых, которые вынуждены были долгое время лечиться в лазаретах. План же никто не уменьшал. Руководство лагерей, быстро поняв, чем грозят новые вспышки «сучьей войны», приняло сторону блатарей старой и понятной им касты. А все оттого, что те пообещали в кратчайший срок обеспечить в лагерях относительный порядок и, главное, регулярное выполнение плана.
Через некоторое время, благодаря многим (в том числе и вышеперечисленным) факторам, «сучья война» сошла на нет. И в криминальном мире воцарился относительный, хотя и весьма хлипкий, порядок.
Наверняка в кровавых баталиях этой «сучьей войны» приняли участие и жители Николаевской области. К сожалению, у меня пока нет доступа к архивным документам тех лет, которые могли бы точно подтвердить факт участия зэков из числа жителей нашей области в «сучьей войне». Хотя наверняка они не остались в стороне от нее. Вот хотя бы такой яркий представитель послевоенного криминального мира Николаева, как знаменитый налетчик Янко. Его шайка держала в страхе жителей разрушенного за годы войны города корабелов. За нею тянулся шлейф кровавых преступлений. Среди них – дерзкий налет на мыловаренный завод №13, налет на склад «Заготзерна» и многие другие. Причем на вооружении бандитов были не только пистолеты и автоматы, но и гранаты. Но сотрудники уголовного розыска УВД области вышли на след участников этой дерзкой шайки и задержали бандитов одного за другим. Вскоре за все свои злодеяния, в том числе и за убийство нескольких милиционеров, они были осуждены на длительные сроки лишения свободы. Дошла очередь и до главаря. Брали Янко на одной из конспиративных квартир сотрудники отдела по борьбе с бандитизмом Николаевского УГРО. Тот попытался убежать, но был задержан и надолго осужден. Из далекого колымского лагеря налетчик уже не вернулся. Не исключено, что там он мог погибнуть в ходе пресловутой «сучьей» войны. С учетом его богатой криминальной биографии, он наверняка был на стороне группировки «ортодоксальных воров».
Такова история знаменитой «сучьей войны». В той или иной мере ее отголоски мы видим и сегодня. Могу с уверенностью сказать, что эти негативные последствия мы будем ощущать еще не один год.
Владимир Зацеркляный.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   

    ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:   


ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Победителям – и слава, и слава, и почет!
Все меньше и меньше в живых остается участников Второй мировой войны. В общей сложности, на сегодняшний день в Украине их чуть больше 20 тысяч - тех, кто освобождал от нацизма наши города и села, гнал вражеские полчища подальше от границы. ...
Подробнее Читали: [227] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 36 (4240)
36 (4240)




 

Просто напомним:
Это № 37 (4241)
от 14 Мая 2019г.


№ 36    № 38

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru