№ 28№ 29 (4087) 13 Марта 2018г.№ 30 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ


13 Марта 2018г.

Прочитали: [374]

Солдат

Вечерний Николаев
Наиболее знаковым событием ХХ века стала Вторая мировая война и победа светлых сил разума и добра над нацистской Германией и ее союзниками. Рядовой солдат вынес на своих плечах все тяготы войны, кровавый след которой протянулся на долгие годы. Рассказано и показано об этом страшном, трагическом периоде истории довольно много, но еще больше осталось за обложками миллионов изданных книг, за кадрами тысяч фильмов различных жанров. Души погибших и умерших взывают, чтобы мы помнили, какими молодыми и любящими жизнь они были.
Война – это тяжелая мужская работа, не имеющая временных границ в сутках, – ежедневный солдатский труд. Наши воины падали от усталости, от холода и голода, ежеминутно встречаясь со смертью, спасая не себя – свою страну, своих родных, близких, их будущее…
Мне приходилось писать о Героях Советского Союза, полных кавалерах ордена Славы – тех, кто по своему статусу награжденного остался в списке героев и, слава Богу, пока не забыт.
Сегодня рассказать о герое меня смотивировал его фронтовой дневник. Записи о непростой солдатской жизни в нем делал Владимир Илларионович Мельниченко – гранатометчик, связист, рядовой, сержант, старшина в годы войны. Его дневник – это исповедь опаленной войной души. Рукописный дневник сегодня – экспонат Братского районного музея Николаевской области.
Впервые приходится писать о человеке, который фиксировал события войны в своем дневнике, описывал различные виды жарких дуэлей с врагом не по прошествии десятилетий, а сразу же после встречи со смертью. На его страницах нет места фальши, все описано строго и без прикрас: о прошедшем бое и других событиях, в которых принимал участие В.И. Мельниченко.
Владимир Илларионович родился 28 марта 1923 года в селе Ново-Александровка Братского района Николаевской области. Его отец Илларион и мать Акулина – крестьяне-бедняки. В семье Владимир воспитывался с братом и сестрой. Когда ему было 12 лет, умерла мать. Как такового детства у него не было, пришлось работать, чтобы выжить. От природы Володя был очень сообразительным, тянулся к знаниям. С сентября 1939 по январь 1941 года он – ученик-электрик школы ФЗУ завода «Красная Звезда» в г. Кировоград. Как отличного и способного ученика его после окончания учебы оставляют инструктором производственного обучения школы ФЗО «Трудрезервов». В этой должности он работал до августа 1941 года.
Война изменила жизненные планы миллионов, среди них и Владимира Мельниченко. Добровольцем ушел на фронт. В начале боевых действий были попытки перебросить новобранцев на помощь защитникам Николаева, но город уже был окружен врагом. Ополченцев доставили в обороняющуюся Одессу.
Владимира Мельниченко определили гранатометчиком отдельного истребительного отряда 76-й морской бригады Южного фронта. Вооружили и по-быстрому научили пользоваться противотанковым ружьем, бутылками с зажигательной смесью и противотанковыми гранатами кустарного одесского производства. Отряд бросали на самые опасные участки: в район дислокации и боевых действий 25-й Чапаевской дивизии, 1-го морского полка. Со своими боевыми товарищами Владимир выстоял в пекле первых боев, в ходе которых примогилили многих врагов. «…Счета им никто не вел, но погибло их очень много и очень много». Ему пришлось поучаствовать и в уличных боях в окрестностях Одессы.
10 октября 1941 года Владимир Мельниченко был ранен в правую ногу. Из Одессы морским транспортом его эвакуировали в г. Сочи в госпиталь № 2135. Раненых в тот день вывозили три парохода, до места назначения пришел один. Два судна немецкая авиация потопила.
После выписки из госпиталя в декабре 1941 года В. Мельниченко продолжил службу на Северо-Кавказском фронте командиром отделения 3-го отдельного рабочего батальона. Готовили оборонные рубежи против продвижения врага на Кавказ.
С августа 1942 года он – командир курсантского отделения 2-го Орджоникидзевского военно-пехотного училища Закавказского фронта. После окончания краткосрочных курсов связистов он с октября 1942 года воюет на Северо-Кавказском фронте – связист отдельного минометного батальона 7-й гвардейской стрелковой бригады.
Сколько их было, боевых эпизодов в жизни солдата Мельниченко, больших и малых. Но у всех был один знаменатель – жизнь. Приведу один из них, который оставил в воспоминаниях Владимир Илларионович:
«…В зиму 1942 года из нас отобрали добровольцев, молодых здоровых ребят, и стали готовить для десантирования в тылы противника с целью диверсий. Обучались очень мало, в основном, по десантному делу, изучали оружие врага, его автоматы, пулеметы, гранаты, пистолеты – немецкие, итальянские, бельгийские, все то, что враг имел на вооружении, чем стрелял по нам.
И вот в одну из ночей нас вызвал командир, приказал сдать все документы. Нам троим дали задание – подорвать мост в районе Малышских степей, куда нас должен был забросить наш кукурузник. Каждый из нас, несущий на себе 40 кг взрывчатки, должен был и мог подорвать этот мост, независимо от того, дойдут ли к мосту другие. И вот Иван Зинченко, Валентин Коровин и я вылетели на задание, ночью, в пургу. Думалось, что скорее перебьемся, чем приземлимся, но, чудом не поломав ноги, получив только изрядное количество тумаков, приземлились мы в 5 км от цели. Сейчас таких приземлений ни один высококвалифицированный парашютист не делает, это был бросок к черту в зубы. Обмундирование на нас было легким, белый маскхалат и тяжесть взрывчатки и оружия не только нас обогревали, но и оберегали. Ведь было еще и 6 автоматов и 6 дисков, гранаты. Шли на смерть, и жизнь свою при встрече с врагом готовились отдать дорого. Степь, вьюга, ветер встречный, идем прямо по шоссе, ведущему к мосту. Идем на зрительном расстоянии один за другим. Старшим группы назначили меня, на случай, если действовать будем все трое, но каждый мог идти и самостоятельно, если бы не собрались все трое при приземлении. Мороз крепчал, а до цели еще не дошли, стало клонить ко сну, глаза закрывались, подбородок онемел, колени застыли, и так хочется упасть в сугроб и уснуть, но мысль о том, что ты ведешь людей, не давала этого сделать. Разговор запрещен. Присев на минутку, поднимаемся и вновь идем к мосту, который надо взорвать, даже если придется погибнуть всем троим. Дойти и взорвать – таков приказ. И вдруг слышим лай собак, это снимает всякий сон, настораживаемся и через некоторое мгновение видим сторожевую будку, откуда и слышен лай, но лай не злобный, нас собаки не слышат, потому что идем мы против ветра. Мы подкрались к будке и установили, что собаки закрыты, людей нет. Мы подумали, что охрана ушла в обход охраняемого моста и стали осторожно к нему приближаться, и тут такой заряд снега повалил, что стало, как в молоке, ничего не видно. Вдруг снег прекратился, и нам показалось, что шоссе пересекает цепочка людей, чуть было не открыли огонь, но это оказались столбики ограждения моста по его сторонам. Итак, мы все втроем у цели. Один несет свой заряд на правый берег, второй – под мост на средину его, третий – на левом упоре. Мост не длинный, метров до 30. Устанавливаем заряды, запалы, между зарядами протягиваем детонирующий шнур, каждый заряд отдельно снабжаем детонатором, бикфордовым шнуром и фитилем. Все три фитиля поджигаем и немедленно уходим к селу Салтан, где нам была указана явочная квартира. Мы только недоумевали, где же охрана? Время было 5-6 часов утра. Отошли на 1 км или на 1,5, а взрыва все нет. А возвращаться, не выполнив задание, – это даже сейчас не могу назвать преступлением, да чтобы еще не потерять ни одного человека и оставить на мосту всю взрывчатку. Предполагали затухание фитилей, но их ведь три, и хоть один из них да должен был зажечь бикфорд. Решили возвращаться, и вдруг пламя, а затем уже и гром взрыва. Мост взорван… И тут же обнаруживает себя охрана, на ближайшей молочно-товарной ферме, наверное, пили утреннее «млеко» и мост прокараулили…
Обнаружения мы не боялись, шел сильный снег и дул сильный ветер, они заметали наши следы и были нашими союзниками».
9 ноября 1942 года связист-корректировщик отдельного минометного батальона 7-й гвардейской стрелковой дивизии, командир отделения В. Мельниченко был тяжело ранен под селом Гизелы.
Шел бой на открытой местности. Провода рвались беспрерывно. Уходившие на устранение порыва связисты не возвращались. Пехота пошла в атаку, ее необходимо было поддержать огнем, а связь с корректировщиком отсутствовала. Владимир пошел ее восстанавливать. Устранил один порыв, второй, увидел, как навстречу ему бежит связист со стороны передовой. И в это время заработал немецкий снайпер. Пытался бежать зигзагом, не выпуская провод из рук, однако пуля попала в ногу ниже колена. Падая, увидел, как с первого выстрела был убит связист, бежавший ему навстречу. Перетянув жгутом ногу выше раны, перевязав ее поверх одежды, пополз к убитому связисту, чтобы соединить свой провод с проводом, находившимся в руке убитого. Устранив порыв, только тогда ощутил боль, неоднократно терял сознание, чувствовал, как трутся одна о другую перебитые кости. Приготовил гранаты, дослал патрон в патронник и приготовился в случае пленения задорого отдать свою жизнь.
Казалось, прошла вечность. Но к концу дня обескровленного и полуживого его нашли у своих позиций. А дальше была борьба за выздоровление, борьба за то, чтобы не остаться инвалидом. Из санчасти его отправили в госпиталь. Самое страшное – уходило время, а квалифицированная помощь раненому была оказана только 27 ноября.
Осматривая раненого в эвакогоспитале №2039 в г. Баку, врачи констатировали: долго находился без перевязки и при большой потере крови, левая нога распухла, превратилась в «бревно» синего цвета. Приняли решение ампутировать конечность ниже колена, сказав солдату кратко: «Пожалеешь ногу – потеряешь жизнь».
Владимир и в страшном сне не мог представить, как в 20 лет останется инвалидом. Операция была назначена на следующий день. Когда его вносили в операционную, Владимир воспротивился ситуации. В это время возле операционной проходил его ангел-хранитель – профессор Рождественский. Осмотрев его ногу, спросил что-то у окружающих медиков по-латыни и добавил по-русски: «Ничего, молодой, должен выдержать». Операция прошла успешно, нога была сохранена, а молодой организм справился с трудностями, и боец Мельниченко быстро пошел на поправку.
В июне 1943 года старшина роты 667-го стрелкового полка 218-й стрелковой дивизии В. Мельниченко принимает участие в боевых действиях в составе Воронежского, а затем Степного фронтов. В ходе боевых действий 21 августа 1943 года В.И. Мельниченко получил третье ранение, но не оставил своих боевых товарищей.
В сентябре-ноябре 1943 года принимал участие в боях по освобождению Киева. 26 сентября 1943 года у с. Прохоровка, на левом берегу Днепра, получил ранение в поясницу. В медсанчасти он не задержался, бросился догонять своих однополчан.
7 ноября столица Украины была освобождена. Дивизия, в составе которой воевал В.Мельниченко, из Святошино вышла в леса и по старой дороге начала пробиваться на запад. Через Васильков и другие населенные пункты стали приближаться к Житомиру.
13 ноября 1943 года Житомир был освобожден. За что дивизия награждена орденом Красного Знамени. 667-й полк был уже на дороге, ведущей на Бердичев, когда пришло известие, что, прийдя в себя, противник бросил в бой крупные силы, чтобы выровнять линию фронта, вернуть утраченные позиции, в том числе и Киев, и сбросить наступающих в Днепр.
Многие наши части попали в окружение врага. Полк, в котором служил Мельниченко, получил приказ отойти и занять оборону в с. Писки. Через это село шла дорога на Белую Церковь. Враг наседал большим количеством танков и мотопехотой. Старшину Мельниченко, его сослуживца Каневского и еще двух солдат с пулеметом «Максим» оставили для прикрытия уходящего на новые позиции полка, на окраине села. Им оставили еще 76-мм пушку и к ней 17 подкалиберных и бронебойных снарядов. Этим четырем бойцам был дан приказ: стоять насмерть, дать отойти всем остальным на выгодные позиции и окопаться.
На следующий день, 18 ноября 1943 года с рассветом по шоссе прошло большое количество танков, бронетранспортеров, пехоты врага. Но бойцы не выдавали себя. Приказ есть приказ. Но немцы решили, видимо, проверить село. В его сторону направили 9 танков, клиньями по три танка.
Начался неравный бой. К наседающим танкам подключилась пехота. Вскоре были убиты пулеметчики. В.И. Мельниченко меткими выстрелами подбил 2 средних немецких танка. Его сослуживца Каневского ранило в грудь и оторвало руку. Мельниченко оказал помощь раненому товарищу и оттащил его в безопасное место. Владимир сам получил тяжелое ранение в левую руку и контузию, но не оставил огневую позицию. Продвижение танков было приостановлено. Боевая задача выполнена.
За этот бой В.И. Мельниченко награжден орденом Красной Звезды (№1321283).
Раненый был направлен в эвакогоспиталь № 3135. Это было пятое ранение Мельниченко и его первая контузия. В госпитале он находился с ноября 1943 по март 1944 года. В апреле 1944 года его направили для прохождения службы в Одесский военный округ – Братский райвоенкомат Николаевской области. В военкомате он находился на должностях заведующего оружейным складом, начальника хозяйственно-финансового довольствия.
Но он всегда считал себя бойцом 218-й стрелковой Ромодано-Киевской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии, и очень этим гордился.
В войне принимал участие и его отец Илларион Мельниченко. В 1942 году он был тяжело ранен в голову. Вернулся инвалидом. Скончался от ран в 1948 году в возрасте 49 лет.
26 июля 1946 года Владимир Мельниченко женился на коренной братчанке Ольге Григорьевне Колисниченко (6.01.1926-21.04.2012). В тот голодный 1946 год на «праздничном» столе молодоженов были только буханка хлеба и пол-литра водки.
Ольга Григорьевна всю свою жизнь проработала телефонисткой в районном узле связи. У них родились двое детей: дочь Валентина (1949) и сын Валерий (1951).
Владимир Илларионович как инвалид ІІ группы ушел в 1964 году на пенсию. Но он не сидел сложа руки, пригодились навыки, полученные в ФЗУ, и опыт связиста. Ремонтировал электробытовую технику, перематывал электромоторы, дежурил на Братской электроподстанции. Не пропускал встречи с однополчанами, с которыми поддерживал дружеские отношения. Был частым гостем в молодежных аудиториях.
Самым дорогим праздником для ветерана был День Победы. Он встречал его с орденами и медалями на груди: орденами Отечественной войны І степени (№ 2348625), Красной Звезды, медалями: «За отвагу», «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За освобождение Киева», «За победу над Германией» и др. Вспоминал о своих боевых побратимах, отдавших свои жизни в той проклятой войне.
Пять ранений и контузия сказались на здоровье: не выдержало сердце старого солдата – 10 июля 1985 года В.И. Мельниченко ушел из жизни. Похоронен в пгт Братское. 28 марта 2018 года ему исполнилось бы 95 лет.
Память о солдате, фронтовике свято хранят двое детей, трое внуков и шестеро правнуков. На кладбище в Братском построена и освящена 21 мая 2017 года часовня в честь Животворящего Креста в память о всех усопших жителях Братского, которую спроектировал внук фронтовика Мельниченко, названный в его честь Владимиром. Владимир Мельниченко (12.04.1988-01.04.2014) – выпускник Национального университета строительства и архитектуры, талантливый архитектор, к сожалению, рано ушедший из жизни.
Война закончилась давно, за 73 года выросли и возмужали новые поколения. Прискорбно, что человеческая память о ней не только сокращается – подменяется как бы архипамятью, активно замещается в сознании пропагандистскими стереотипами. Но это не дает права забывать о цене нашей Победы!
Сегодня известны все 437 советских генералов и адмиралов, ушедших из жизни в период войны. Эти высшие офицеры погибли, умерли от ран, пропали без вести, скончались от болезней, репрессированы или умерли по другим причинам. О них помнят и пишут. А как же труженики войны – солдаты и матросы?
Хотелось бы, чтобы сбылась моя самая сокровенная мечта – назвать поименно всех погибших рядовых в этой страшной войне. Тем самым цену жизни нам бы спросить у мертвых. Помните слова из песни Владимира Семеновича Высоцкого «Он не вернулся из боя»?
«…Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие – как часовые…»
Как емко и точно. Будем помнить!
Евгений Горбуров.

На фото: Владимир Илларионович и Ольга Григорьевна Мельниченко,
Братское, 26 июля 1946 г.;
сын солдата Валерий Мельниченко
возле часовни, спроектированной его сыном Владимиром.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   

    ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:   


ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Юбилей «поющих полицейских»
Звезды ансамбля Главного управления Национальной полиции Украины в Николаевской области «Южный патруль» выступили на сцене концерт-холла «Юность», таким образом  отметив свой 10-летний юбилей. ...
Подробнее Читали: [1442] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 28 (4086)
28 (4086)




 

Просто напомним:
Это № 29 (4087)
от 13 Марта 2018г.


№ 28    № 30

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru