№ 87№ 88 (4001) 10 Августа 2017г.№ 89 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете


Лики ИСТОРИИ


10 Августа 2017г.

Прочитали: [864]

Наталья Христова

Праздник сквозного пути

Вечерний Николаев
Безусловно, журналистика конца 2010-х годов журналистике 70-х прошлого века – рознь. Нынешние мальчики и девочки, бегая по городу в поисках информации, радостно подбирают всё, что на поверхности лежит: там легковушка врезалась в столб,  здесь организуется велопробег, который ударит «по бездорожью и разгильдяйству», депутаты поссорились на сессии, мусорная свалка за углом, направо от центральной улицы, растет с каждым днем… Другое время - другие темы… И тем более интересно узнать, как жилось молодым журналистам-«семидесятникам».
Молодежная газета «Ленінське плем’я» в этом году – юбиляр, 50 лет со дня рождения. Правда, до полувекового юбилея юбиляр не «дотянул», но определенный след в биографии города оставил. Мы уже предлагали нашим читателям одну подачу о «молодежке» – статью «Ленинское племя»: младое и незнакомое» («ВН», 13 апреля 2017 г.). И вот теперь – еще одна. Своими воспоминаниями поделилась «бродяжья душа» Екатерина Наточа – журналист «со стажем», которой в свое время пришлось побродить по просторам родины «с лейкой и блокнотом» и добраться в своих газетных командировках аж… до строительства БАМа, то бишь Байкало-Амурской магистрали (не путать с «бульваром адмирала Макарова»).
– Это было интересное время. С одной стороны – расцвет брежневской эпохи, грандиозное строительство по всей стране. Люди имели работу, регулярно получали зарплаты, получали квартиры, путевки – и все это было стабильно и защищено государством, – вспоминает Екатерина. – А с другой стороны – мы жили в эпоху обмана, лицемерия и очковтирательства. При всей кажущейся защищенности – «воздуха» не хватало, народ ощущал себя серой массой: как вам сверху указали – так вы и живите.
Катя пришла в «ЛП» в 1974 году – это было уже второе поколение «племенного состава». Старшее поколение ушло на повышение, во взрослую прессу, а молодняк заступил на их место. В Николаевской области в те годы была одна главенствующая партийная газета – «Южная правда». Младшую сестру – «молодежку» – курировал обком комсомола, который, конечно, пытался затолкать ее в какие-то рамки, но молодые дарования все равно умудрялись своевольничать на страницах своей газеты, позволяли себе баловство и вольности, выходящие за рамки цензуры.
– Я была в восторге от «Ленинского племени». До этого успела немного поработать в районке и заводской многотиражке. Когда пришла в «ЛП» работать, у меня появился такой творческий азарт! Молодежная атмосфера, эксперименты, множество веселых, остроумных журналистов, необычные командировки. Но главное – там была хорошая журналистская школа. Мы учились друг у друга – и это было очень интересно. В первую очередь, учились этике своей профессии, учились правильному, грамотному языку…
Статью для «Ленинского племени» нельзя было сделать наспех: прежде чем она попадала в газету, материал прочитывали литературный редактор, ответственный секретарь, главный редактор, текст обсуждался коллегами, и только после устранения замечаний отправлялся в руки корректора. В общем, подход к выражению мысли в прессе был очень серьезный.
Однако была еще и цензура, не позволявшая проскочить недозволенной информации. Хотя «Ленинскому племени» цензура не очень-то и мешала работать. Ну прокололся кто-то из молодых журналистов, ну получил нагоняй – в какой-то степени это даже считалось геройством. Как-то один из коллег сделал материал об Афгане, хорошая получилась беседа с участником событий… Вот только слово «Афганистан» упоминать в ней нельзя было: формулировка рекомендовалась такая – «выполнение интернационального долга». Были случаи, когда цензоры в «обллите» снимали материалы, уже стоящие в полосе.
Однажды поехала Екатерина по письму в комсомольскую бригаду разбираться – там случился скандал. Приехала, докопалась до истины, со всеми поговорила, написала статью – а ее снимают… Оказалось, не может в СССР быть никаких скандалов и проблем в комсомольских бригадах! Короче говоря, второй секретарь обкома комсомола вызвал автора «на ковер». Побеседовали. Она спорить не стала – уже знала, что идти против этой «машины» бесполезно, потому отошла в сторону.
– В отделе пропаганды «Ленинского племени» скукотища была невероятная: там приходилось заниматься «обязаловкой» – политучеба, патриотические инициативы, «ленинский зачет»… Все это нужно было освещать, хотя все знали, что это фикция. Однако так работала партийная система. И, находясь в этой системе, приходилось подчиняться ее законам, – говорит Екатерина. – Но мы искали себе нишу – чтобы заниматься и тем, что нравилось. Например, в отделе комсомольской жизни уже было интереснее: производство, колхозы-совхозы, а там – люди, человеческие судьбы.
Ух, как хорошо ей запомнилась первая командировка в Братский район! «Людина з області приїхала!» – неслась информация по кабинетам руководящей верхушки, и начинались встречи и приемы «поважної людини».
В пять утра уже тарабанили в окно дома, где ее поселили, потому что в семь – начало комсомольского собрания в совхозной бригаде. Журналист «из области» должен был осветить это собрание, набрать еще пару-тройку сюжетов и, по возможности, написать «человеческий» материал.
Послушала совхозных комсомольцев, записала их выступления в блокнотик (потому что никаких диктофонов в те времена еще и в помине не было)... Дальше усаживают «поважного гостя» в машину и везут. Оказалось – завтрак на траве. В каком-то уютном местечке – на природе, под ивами, «накрыта поляна» с яствами и разносолами… ну и с выпивкой, конечно. А какая может быть выпивка, если на часах – восемь утра? Однако позавтракать все равно пришлось… И поехали дальше – собирать материалы про какую-то передовую пионервожатую, про то, как сельская школа готовится к 1 сентября.
Бродяжья Катеринина натура была рада каждой командировке по области. И многочисленные проблемы, связанные с ними, ее не пугали. Чего только ни случалось! В кабинете сельского совета на столе спала за неимением места в гостинице. Просилась на ночлег к чужим людям в деревне. Ездила в «пирожке», в котором муку возят. И однажды зимой по снегу сельский милиционер вез ее на мотоцикле в какую-то тьмутаракань, забытую Богом деревню, разбираться в семейном скандале по письму, присланному в редакцию. А она – в тоненьком пальтишке, беретик на одно ухо... Но вот что главное было во всех этих поездках: трудности сии ее ничуть не смущали, наоборот – это были классные приключения.
Что могла тогда сделать для людей газета? Оказывается, могла!
– Мы всегда вставали на защиту наших читателей, и писем с просьбой помочь было много. Если руководители в своих кабинетах позволяли себе отмахнуться от жалобщиков, то газета не имела на это права. Появился в газете острый материал, проблемный – представители власти обязаны были отреагировать на него официально и прислать ответ в редакцию. Такая система работала и давала свои результаты: люди писали в газету, в отдел писем, – как в последнюю инстанцию, и, как правило, получали помощь на свой запрос, – делится воспоминаниями Екатерина. – В течение месяца на любое пришедшее в редакцию письмо мы обязаны были ответить. А уж командировка по письму – это было первое дело. Кстати говоря, у старшего поколения до наших дней сохранилась надежда на газету как на ту самую «последнюю инстанцию»… Я иногда думаю, сколько же людей, работая в газете, я защитила, за скольких заступилась, помогла! И остальные журналисты «Племени» могут сказать о себе то же самое...
А еще «Ленінське плем’я» любило проводить акции. Например, акция под названием «Джерельце» активизировала школьную молодежь на прочистку родников. Дети охотно откликались – им нужны были хорошие дела. Газета определяла победителей, награждала их подарками, путевками на море. Однажды организовали совместную акцию с пожарными, и Катя за активность получила в подарок часы. Коллеги шутили: «Ну, Катерина, сколько там на твоих «пожарных»?».
Среди скучных обязательных материалов Екатерина нашла для себя отдушину в очерках. Она поняла, что ей интересны люди, – причем начала их просто «коллекционировать»: выслушивать чужую жизнь и потом выкладывать ее на бумагу. У нее получалось. Такие личности попадались, такие интересные судьбы!..
– Когда у меня была свободная минута, я продолжала учиться – читала «Комсомолку»… Она вообще у нас в редакции была «настольной газетой», а Песков и Аграновский – «настольными журналистами». Просто сидела и читала, следила за тем, как Аграновский поворачивает тему, как он ее развивает, раскручивает – это же целая наука!..
В своих очерках Катерина преуспела. А посему была командирована на всесоюзный семинар очеркистов. Со всего Союза собрались интересные журналисты – на встречах обсуждали проблемы написания этих сложных образцов журналистского жанра, и Катерининым очеркам посвятили целый семинар. Ознакомившись с ее текстами, коллеги отметили: это не женская рука, тип мышления мужской. «И я не знала – радоваться мне или огорчаться по этому поводу», – шутит сегодня Екатерина Наточа.
Были в ее биографии интересные творческие командировки в другие республики по обмену опытом – например, в Армению, Грузию, Латвию. Каждая поездка, кроме профессиональной пользы, приносила массу впечатлений от достопримечательностей края и общения с людьми.
Одной из самых впечатляющих стала поездка за тысячи километров от дома, на знаменитую Всесоюзную ударную комсомольскую строку века – БАМ. Там работала бригада строителей из Николаева во главе с бригадиром Иваном Варшавским. Его нужно было отыскать и сделать материал о самой стройке и о николаевцах, вносивших свою лепту в это грандиозное социалистическое строительство.
Две ветки железнодорожного пути тянули навстречу друг другу; в месте, где должна была произойти смычка, планировался масштабный праздничный финал под названием «Праздник сквозного пути».
Екатерина ехала не одна, с ней была откомандирована сотрудница Николаевского краеведческого музея – «за экспонатами». Время было – опять же, хочется напомнить – без мобильных телефонов, да и с простой телефонной связью было «не очень». Самым надежным способом передачи информации оказывались телеграммы.
Выезжали из Николаева в октябре, еще было тепло, поэтому «условно зимние» пальтишки и сапожки упаковали в чемоданы. Прилетели в Читу, а там 30 градусов мороза. Дальше нужно лететь в Чару – в край вечной мерзлоты, в Забайкалье. Но билетов нет, погода нелетная, люди сутками ждут в аэропорту своей очереди.
По совету местных жителей сели в поезд, чтобы доехать до Тынды, а оттуда уже – добираться дальше в поисках бригады Варшавского. Николаевским путешественницам повезло: они прибыли в Тынду аккурат к «Празднику сквозного пути» – сюда съехались все участники строительства, собираясь присутствовать на финальном мероприятии.
– При всей помпезности стройки мы увидели на БАМе то, что там по-настоящему происходило... но это отдельный разговор и даже отдельная книга. Я потом написала о «стройке века» 5 или 6 подач в газету – столько привезла интересного материала, – говорит Екатерина.
Назад из Тынды в Чару николаевские путешественницы отправились на «историческом» поезде – это был тот самый первый поезд, который шел по новым, состыкованным железнодорожным веткам БАМа... шел медленно и осторожно, «опробывая» путь.
И в этой поездке, как во многих других, пришлось Катерине пережить очередные приключения… ни много ни мало – «останавливать» поезд. Вот как это было. У Катиной попутчицы из Николаева случился в этой командировке роман – дело-то молодое. И перед самым отправлением поезда влюбленная Джульетта пошла попрощаться с Сережей – предметом своей внезапно вспыхнувшей любви. Катерина сидит в купе, все вещи погружены, куча баулов с экспонатами для музея, а Джульетты нет. Решила Катерина выйти и поторопить влюбленных, которые, как известно, «часов не наблюдают». А тут поезд возьми да и «отправься».
– Выскакиваю на рельсы, а дядечка машинист из окошка выглядывает и кричит: «Я буду потихоньку ехать, а ты заскакивай на ходу». Ну запрыгнула, на ступенечке вишу, поезд идет, а дверь мне никто не открывает. Тут машинист опять высовывается: ты не на ту ступеньку запрыгнула, здесь дверь закрыта. Пришлось соскакивать и прыгать снова, на другую…
Джульетта догнала поезд только к вечеру: поймали они с влюбленным Ромео какой-то самосвал, заплатили ему денег, и водитель практически целый день гнал по замерзшим дорогам от станции к станции по следам исторического состава.
...Да что там поезд! Однажды в Грузии самолет, заходивший на взлетную полосу, пришлось останавливать сотруднику николаевской молодежной газеты «Ленінське плем’я» Екатерине Наточей. Но это, сами понимаете, совсем уж другая история.
А что касается «Ленинского племени» – именно там она поняла: надо писать просто и интересно, обязательно опираясь на детали, от которых становится ярче и выразительнее картинка событий.
Наталья Христова.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   

    ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:   


ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Долгожданный дождь оказался чрезмерным
После аномальной жары в Николаеве в воскресенье прошел сильный ливень с порывистым шквальным ветром и местами градом. Конечно, он освежил николаевцам головы, помыл улицы, стало легче дышать... Но налетевший ливень принес и немало хлопот — как жителям города, так и коммунальным службам. ...
Подробнее Читали: [1150] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 87 (4000)
87 (4000)


Читайте свежие городские хроники



 

Просто напомним:
Это № 88 (4001)
от 10 Августа 2017г.


№ 87    № 89

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru